r3i.ru

Форум радиолюбителей Тверской области
Сайт R3I.RU
Сайт R3I.QRZ.RU
Текущее время: Вт окт 16, 2018 2:41 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Ср фев 22, 2017 12:48 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вс окт 09, 2011 12:19 am
Сообщения: 582
Откуда: Тверь
...тоже люблю поностальгировать.
Времена были совсем не такие. Другие отношения между людьми, другие цели. Были идеалы. А по нашему форуму глядя - получается только
понос-тальгировать...
Жаль... :(
А рассказы действительно удивительные. Спасибо автору. Маска кто ты?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Ср фев 22, 2017 1:12 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 2:49 pm
Сообщения: 654
Vlad. писал(а):
для R3IAN- не посмотрел мою ссылку -получи "полную" порцию графоманской литературы.
Если "имярек" тискает свои опусы на разных сайтах -то это болезнь-"графоман".
Не хотел обидеть топикстартера это болезнь и здесь я не доктор.

Ссылку открыл, посмотрел - будет время - почитаю. Еще раз объясню сове отношение к прочитанному: я не оцениваю художественную ценность написанного - мне это что-то напомнило... и поэтому понравилось. Вызвало определенные воспоминания. Вот и все...

А вот по поводу "графомании" вопрос интересный. Ну пишет человек, ну нравится ему это, ну размещает он это на сайтах...... Видимо такой метод он считает предпочтительным. Что в этом плохого и почему это болезнь?

Я вот например считаю (мое личное мнение), что признаки "графоманской болезни" наблюдаются, скорее, у Вас, уважаемый Vlad. Вы, очевидно, испытываете необходимость, что-то постоянно писать на форуме... Причем ваши темы, в большинстве случаев, не находят ни понимания, ни одобрения, ни поддержки. К тому же, если Вам начинают задавать неудобные вопросы - вы их просто игнорируете. Если Вас приглашают к прямому очному диалогу - поговорить, пообщаться, осудить поднятые на данном форуме темы - Вы эти предложения также игнорирует. С моей стороны таких предложений об очном диалоге было 2, причем, зная кем вы были в 80-е, предполагаю, что это общение могло бы принести определенную пользу, увлечению которому посвящен данный сайт и форум. Дело конечно ваше - не хотите - не надо, писать намного проще чем разговаривать.... А вот игнорировать прямые обращения, по моему убеждению, не культурно и не вежливо.

Может быть Вы со мной не согласитесь, уважаемый Vlad, но еще раз подчеркну - это мое личное мнение которое я постарался выразить как можно более мягко и лаконично.

_________________
Сергей. R2IN
ex R3IAN


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Ср фев 22, 2017 9:23 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
Так. Господа. Тут кто-то пытается упрекнуть меня в графоманстве, или плагиате? Могу всех заверить что все рассказы которые здесь выложены и еще будут выложены написаны лично мной. По ссылке на нумизмате, которую неудачно выложил Vlad, мои рассказы выложил мой хороший знакомый Игорь с МОЕГО разрешения. Если нужны еще какие доказательства моего авторства то могу их предоставить, поскольку лично знаком с некоторыми участниками форума. По нику наверное понятно что я местный и даже из Твери. Полный позывной был UA3-126-68. И было это как вы поняли оооочень давно. И вообще админам лучше бы убрать выложенную ссылку. Спасибо всем кто читает мои опусы. И двойное спасибо кто на них откликается.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Ср фев 22, 2017 1:44 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
Чтобы совсем убрать все вопросы по графоманству, как некоторые умники думают, вот по этой ссылке: viewtopic.php?f=12&t=293&p=3100&hilit=паяльник#p3100 на нашем форуме Стас UA3IKC выложил и мое имя с фамилией, поскольку автором стишков по ссылке тоже являюсь я. Можете с ним связаться.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Чт фев 23, 2017 9:43 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
Продолжу свою трепологию (трилогию) о двух друзьях. Маленько пред истории о позывном который вы здесь увидите. Позывной UA3IAR, в действительности UK3IAR (если не запамятовал), принадлежал коллективке работавшей из 44 школы г.Калинина (Твери). Эта коллективка как-то на мой телевизор стала каждый вечер ставить огромные QRM. Телевизор во время их передачи ломал экран и даже на звуковом сопровождении можно было разобрать позывной. Антенну на школе я конечно уже видел и догадался что помехи лезут из школы. Пришлось вечерком к ним наведаться. Руководитель кружка (возможно он тоже является участником данного форума) при моем появлении прикрыл аппаратный журнал и спросил какой позывной я слышал. На мой ответ, журнал был открыт и на обложке, крупными буквами появилась надпись - UK3IAR. Работа кружка, до регулировки передатчика была свернута. Конечно давно нет того радиолюбительского кружка и антенны на крыше 44 гимназии. Знаю только что руководитель того кружка жив и здоров. Низкий поклон ему за то что привил любовь к радиолюбительству хоть нескольким подросткам. Если кто-то из форумчан с ним знаком, передавайте ему привет от давнего нежданного посетителя. Нашу встречу он наверняка помнит. Вот такая пред история. Целый рассказ. Кстати есть у меня парочка (или больше) рассказов не связанных с радиолюбительством которые вы не найдете по выложенной ссылке. Выкладывать или нет их на данном форуме решать вам.
И так продолжу. Что такое Кошачий Глаз, я думаю радиолюбителям со стажем объяснять не нужно. Вот он:

КОШАЧИЙ ГЛАЗ

Школьные дни после летних каникул, неслись со скоростью курьерского поезда. Мы с Вовкой выполнив домашние задания бежали во Дворец Пионеров, где под руководством СеПета изучали радиотехнику. Металлоискатель без дела пылился на шкафу, а мы увлеченные постройкой радиоприемников не выпускали паяльник из рук. На смену простому детекторному приемнику пришел более сложный прямого усиления, а после и супергетеродин на радиолампах с кучей катушек, двухсекционным конденсатором переменной емкости и переключателем диапазонов. На него мы с Вовкой, натянув проволочную антенну во всю комнату, вылавливали в бурлящем коротковолновом эфире, слабенькие сигналы радиостанций таких же радиолюбителей. Наши лица сияли от счастья, когда сквозь помехи пробивался голос: - «Всем! Всем! Всем! Здесь Ульяна Анна Три Иван Анна Радио. Для всех на приеме». Это означало, что где-то далеко-далеко в небольшой квартирке за самодельным радиопередатчиком, сидит радиолюбитель, имеющий позывной UA3IAR, вызывая на связь радиолюбителей со всей земли. И мы, прильнув к динамику слушали их разговоры, мечтая в будущем самим построить радиостанцию чтобы разговаривать со всем миром. Но для этого необходимо было учить английский язык, хорошо разбираться в физике, математике и даже географии, так как без таких предметов радиолюбительство невозможно. Школьные уроки отнимали кучу времени. А надо было еще успевать покататься на лыжах, погонять в хоккей, да и просто поиграть с друзьями в снежки. Мы с Вовкой даже глазом не успели моргнуть, как все больше пригревающее солнышко растопило сугробы, взломало лед на реке, разбудило спавшие деревья окрасив зеленью всю округу, а выданный в школе дневник с годовыми оценками означал наступление летних каникул. В силу сложившихся обстоятельств лето мы должны были провести в городе, что очень огорчало, навевая воспоминания о серебряной «макаке» о деревне о незабываемых приключениях. Почти все знакомые мальчишки разъехались по деревням по дачам по пионерским лагерям. «Почему бы и вам не отдохнуть в пионерском лагере» – предложили родители. Мы с Вовкой никогда небыли в пионерском лагере и даже не знали соглашаться или нет. Лишь веселые рассказы одноклассников о летних лагерях заставило нехотя пробормотать: - «Ладно. Поедем. Только чур вдвоем». Почему-то нам казалось, что в пионерских лагерях всех детей кормят ненавистной манной кашей с густыми комочками застревающими в горле, заставляют ходить строем под звуки дребезжащего барабана и насильно укладывают спать средь бела дня. Через пару дней радостные родители сообщили: - «Собирайтесь! Поедете во вторую смену». Легко сказать: - «Собирайтесь». А что может пригодиться в пионерском лагере? Об этом мы с Вовкой могли только догадываться. Понятно, что собрать одежду мамы помогли. В коричневые чемоданы, закрывавшиеся на две металлические защелки, отправилось сменное белье, синие спортивные штаны под названием тянучки, китайские кеды с приклеенными резиновыми эмблемами футбольных мячей и даже голубоватые полукеды, почему-то в народе прозванными торксинки. Заботливые мамы не забыли засунуть в чемоданы полотенца, мыло, зубную пасту и кучу других ненужных вещей. Чемоданы толстели прямо на глазах. В довершение мы с Вовкой распихали между рубашек и штанов пассатижи, отвертки, мелкие гвоздики и винтики не забыв взять перочинные ножички с кучей лезвий найденные у старого корявого дуба, память о Вовкином дедушке. О том, чтобы оставить металлоискатель дома не могло быть и речи. На катушку металлоискателя был натянут холщовый мешочек отчего прибор стал похож на сачок для ловли бабочек. В заключение на чемоданы приклеены таблички с фамилиями и инициалами хозяев вещей. В назначенный день у проходной фабрики стояла колонна автобусов. Около автобусов растревоженным ульем шумела огромная толпа народа. Причем мальчишек и девчонок в красных пионерских галстуках и пилотках было заметно меньше чем провожающих их родителей, дедушек, бабушек и прочих родственников. Всюду слышались слова не балуйся, не трогай, не лезь. Понятное дело, никто никогда не скажет балуйся, трогай, лезь. Мы с Вовкой, выслушав такие же наставления заняли места в автобусе на заднем сидении. Толпа провожающих со слезами на глазах замахала руками и колонна автобусов заполненная пионерами всех возрастов отправилась в путь. Мы с Вовкой с удивлением обнаружили в автобусе много знакомых лиц. Этих видели во дворце пионеров, этих на соревнованиях, этих в соседних дворах. День был жаркий. Колонна автобусов ехала медленно и едва выехав за черту города девчонок конечно начало укачивать. Пришлось делать остановку на обочине у небольшого лесочка. «Стоянка пятнадцать минут» - объявил водитель. Мальчишки и девчонки гурьбой вывалились из автобусов и разбежались по лесочку. «Пошли прогуляемся» - предложил Вовка. Мы забрели в лесочек. И надо было такому случиться. «Смотри» - закричал Вовка. - «Белый». Действительно. В невысокой траве торчала коричневая шляпка белого боровика. Срезав белый гриб, два друга тотчас забыли и про автобусы и про пионерский лагерь и про пятнадцать минут все дальше удаляясь в лес в поисках грибов. Только крики: «Мальчики! Ау! Где вы?», вернуло нас к действительности. Оказывается, прошло уже полчаса и сопровождающие колонну взрослые начали поиски двух пропавших мальчишек. Конечно никакие оправдания: - «Мы там грибы собирали» в расчет не принимались и очевидно двух друзей занесли в черный список, как злостных нарушителей порядка. Оставшаяся часть дороги прошла без приключений. Мы с Вовкой успели перезнакомится почти со всеми ребятами прежде чем колонна автобусов остановилась возле дощатого зеленого забора с широко распахнутыми такими же зелеными воротами. Над воротами дугой выгнулась надпись – «п.л. Ласточка». За этим зеленым забором пассажирам автобусов предстояло провести целый месяц летних каникул.
Территория лагеря расположилась на крутом берегу живописной не глубокой речушки недалеко от деревни с красивым названием Екатириновка. Среди вековых сосен спрятались просторные деревянные домики с длинными рядами носатых умывальников, вытоптанные волейбольные площадки, потрескавшиеся от времени теннисные столы. У зеленого забора приютились баня с высокой ржавой трубой, санитарный пункт с красным крестом на двери и пахнущие хлоркой беленые известью сарайчики с черными надписями «для мальчиков», «для девочек». В центре лагеря находилась столовая и главный кирпичный корпус с флагштоком перед входом на котором развевался выгоревший на солнце флаг лагеря. «Становись» - раздался громкий голос. Толпа разновозрастных детей в красных галстуках выстроилась буквой «П» вокруг флагштока. Директор лагеря тучный мужчина, полысевший от времени и не легкой работы с детьми поздравил пионеров с прибытием, познакомил с персоналом и вожатыми, рассказав, что можно, а что нельзя делать в лагере. Вожатые быстро распределили вновь прибывших по отрядам. Мы с Вовкой и еще тридцать таких же мальчишек и девчонок попали в старший отряд. Нашим вожатым стал Василий. Длинный долговязый студент второго курса пединститута. Василий стеснялся своего высокого роста и немного сутулился. За высокий рост мы окрестили вожатого Гулливером. Гулливер не остался в долгу и в первый же день предложил всем в отряде дать прозвища. Сережек, Сашек и Вовок в отряде было хоть «пруд пруди». Стоило только крикнуть Гулливеру: – «Эй! Вовка. Куда направился?», как несколько мальчишек поворачивали головы. Гулливер помог нам сдать чемоданы в кладовку, накормил в столовой и отвел отдыхать в спальный корпус, заполненный железными кроватями и прикроватными тумбочками. За тонкой перегородкой расположились девчонки нашего возраста. Познакомившись между собой и узнав, кто, чем увлекается, стали придумывать друг другу прозвища. Спальня быстро наполнилась жителями цветочного города Сиропчиком, Тюбиком, Пилюлькиным, Гуслей, Цветиком, Гунькой. Конечно никто ни хотел быть Пончиком и Незнайкой, пришлось прописать к нам Пьеро, Артамона и множество других сказочных персонажей. Излишне говорить, что мы с Вовкой стали Винтиком и Шпунтиком. Только одному толстому нелюдимому Эдику в больших очках в черной роговой оправе никак не могли подобрать новое имя. Он даже не согласился быть Знайкой. Эдик занимался во дворце пионеров в кружке юннатов разглядывая под микроскопом пойманных мух, комаров и букашек. Пришлось Эдику в лагере стать Паганелем, на что новоиспеченный Паганель пробормотавши: – «Угу», достал книгу «Из жизни насекомых» и занял одинокую кровать около входной двери. Девочки из соседней комнаты тоже получили новые имена. Там поселилась Мушка, Ромашка, Кнопочка и самая красивая девочка Мальвина с подружками. Только вожатая девочек студентка Оля так и осталась Оленькой. Первый день нашей новой жизни в пионерском лагере закончился на удивление быстро. Еще не прозвучала команда отбой, а уставшие от дороги, вкусившие чистого, лесного воздуха жители цветочного города зазевали и уткнулись носами в подушки.
Разбудил всех непонятный громкий звук. Такой звук я слышал, когда наступил соседскому коту на хвост. В добавок в нашу спальню вошел Гулливер и хлопая в ладоши скомандовал: – «Подъем»! Открывать слипшиеся глаза не хотелось, но звук издаваемый взбесившимся котом и хлопанье в ладоши привело в чувство весь цветочный город. Только окончательно проснувшись стало понятно, что это пищал вовсе не кот, а кто-то из пионеров пытался выдуть из пионерского горна команду «подъем». «Если нас будут каждое утро подымать такой музыкой, мы тут все спросонья рехнемся» - пробормотал проснувшийся рядом Шпунтик-Вовка натягивая по ошибке мое одеяло на себя. «На зарядку ребята» - голосил Гулливер. Утро выдалось прекрасным. Утреннее солнце уже давно позолотило макушки сосен, а свежий ветер раскачивал их в такт нашим приседаниям и подпрыгиваниям. Территория лагеря мигом наполнилась ребячьим шумом и гамом. Оказывается в лагере было не совсем и плохо. Никакой манной каши с комочками на завтрак не было, а была вполне вкусная рисовая с теплым свежеиспеченным хлебом и горячим кофе. Никто не заставлял ходить строем, единственное что запрещалось это болтаться без дела в тихий час, хотя и спать нас укладывать никто не собирался. Для младших школьников в лагере работал кружок умелые руки. В нем мальчишки учились выжигать на фанерках различные рисунки, а девочки стучали на швейных машинках и вязали крючком. Кто постарше играли в футбол, волейбол и вообще прыгали, и лазали как обезьянки в цирке. Паганель с утра направился ловить любимых им бабочек и стрекоз, Сиропчик с Гуслей пошли к друзьям в соседний отряд, Пилюлькин с Цветиком гоняли теннисный мячик по столу, а мы со Шпунтиком направились к Гулливеру в поисках лопаты. Нам не терпелось испытать металлоискатель на зависть мальчишкам в лагере. Гулливер сидел на лавочке в обществе Оленьки, наблюдая игру мальчиков и девочек в волейбол. Было заметно, что волейбол их не интересовал. Вожатые шептались меж собой и весело хохотали. Наша просьба о лопате поставила Гулливера в тупик. «А зачем вам лопата?» - поинтересовался он встав от удивления. Пришлось рассказать о своем увлечении радиотехникой, самодельном металлоискателе о прошлогодних находках. «Так вы значит радиолюбители» - удивился Гулливер. «Лопату я вам конечно найду. Только попытайтесь сначала выполнить мою просьбу. Пойдемте со мной». Гулливер извинился перед Оленькой и повел нас в сторону главного корпуса. По пути неожиданно остановившись Гулливер, вытянул руку с выставленным указательным пальцем и стал указывать на высокую сосну: - «Видите там колокольчик»? Мы с начала подумали: - «Уж не сошел ли наш Гулливер с ума». Как известно на соснах растут только шишки, а никак не колокольчики. Но на сосне действительно висел колокольчик. Вернее, большой серебристый громкоговоритель в виде рупора, похожий и на колокольчик, и на милицейскую сирену. От колокольчика провода тянулись в главный корпус. «Директор уже «с ног сбился» искать специалиста для ремонта усилителя. А без усилителя колокольчик молчит, как рыба в воде». Гулливер почесал затылок: – «Ни музыку покрутить, ни объявление сделать без этой техники никак не получается. Пошли». Гулливер зашагал в главный корпус. Он так широко шагал, что мы со Шпунтиком-Вовкой еле поспевали и боялись, как бы вожатый не порвал свои штаны. Скрипучая дверь впустила Гулливера с двумя коротышками в полутемный коридор. Пройдя мимо кабинета директора, я почему-то подумал, что вместо таблички «директор» надо бы повесить табличку «Карабас-Барабас», а проходя мимо кабинета завхоза подумал, что здесь работает «папа Карло». В дальнем углу коридора в малюсенькой комнатке с надписью «Радиоузел» перед нами предстал письменный стол на котором стоял проигрыватель, микрофон и перевернутый на бок усилитель. «Вот наше хозяйство» - Гулливер обвел вытянутой рукой вокруг стола, едва ни касаясь стен. «Попробуйте. Может у вас получится. Я побежал, а то мне некогда». И Гулливер умчался на лавочку к Оленьке. Мы оказались в своей вотчине. В выдвижных ящиках стола нашелся паяльник, схема усилителя и тестер в черном карболитовом футляре. В нижнем ящике вперемешку с резисторами и конденсаторами от старой техники, катались пузатые радиолампы и пыльный граненый стакан. Под столом стояла большая зеленая бутылка с надписью «портвейн», а под надписью топориками смотрели три семерки, указывая на использование радиоузла не по назначению. «Ну что ж, приступим» - Вовка взял в руки схему. «И так, имеем усилитель трансляционный ТУ-50» - прочитал Шпунтик-Вовка на схеме. «Неисправный» - добавил я от себя. «Приступим». Воткнув усилитель в розетку, щелкнув тумблером Винтик со Шпунтиком стали ждать, что произойдет. Трансформатор загудел, пыльные лампы медленно засветились своим накалом в усилителе, что-то защелкало, аноды мощных выходных ламп вдруг начали разогреваться, краснеть в точности как помидоры на грядках. Из усилителя заструился дымок и запахло жареным. Шпунтик-Вовка поспешно выдернул шнур из розетки. Радиолампы так же медленно погасли, как и засветились, дымок перестал струится, но стойкий горелый запах надолго повис в воздухе. И два радиолюбителя, расстелив на столе схему, уткнулись в нее носами. Не сразу, благодаря знаниям полученным в радиокружке, проверяя тестером деталь за деталью два мастера одолели усилитель. Дело было в «пробитом» конденсаторе. Впаяв на его место другой, найденный в нижнем ящике стола, поставив усилитель на «ноги», щелкнули тумблером. Лампы опять медленно засветились своим накалом, контрольный динамик не громко зашипел, а на передней панели загадочным зеленоватым цветом похожим на изумруд, засветился индикатор. Усилитель стал похож на жирного одноглазого кота. В слабоосвещенной комнатке одноглазый кот смотрел на нас шипя динамиком, как бы спрашивая: – «Ну, что? Что стоите, раскрыв рты? Включайте музыку». Вовка постучал по микрофону. Кошачий глаз замигал в такт его ударам, контрольной динамик эхом отозвался на стук по микрофону, а два «мастера» от радости заплясали, толкая друг друга локтями. Надо было срочно включить проигрыватель. На полке в углу комнаты стопкой стояли черные круглые грампластинки. Почему-то рядом с ними с другой стороны тонкой стопочкой примостились квадратные, темные рентгеновские снимки с серым изображением чьих-то костей. В центре каждой фотографии была пробита дырка. Пока я выбирал какую музыку включить, Шпунтик-Вовка стал из любопытства разглядывать чужие кости. Грампластинки были не интересные. Сплошные пионерские песни. «Смотри. Что это»? – Вовка стал показывать мне рентгеновский снимок. Среди серых костей были нанесены дорожки в точности как на грампластинках. «Наверное, это самодельные грампластинки на рентгеновских костях» - прошептал Шпунтик-Вовка. Мы не задумываясь поставили рентгеновский снимок в проигрыватель и опустили иглу. Игла побежала по звуковой дорожке, контрольный динамик зашипел громче, защелкал и вдруг бешено заорал, изрыгая из себя американский рок-н-ролл. Кошачий глаз в такт динамику радостно заморгал. Такую музыку мы слышали в передачах иностранных радиостанций, когда крутили свой радиоприемник на коротких волнах. Музыка была веселая, мы притопывали под нее ногами соображая, как включить колокольчик на сосне. На стене обнаружился рубильник с надписью «линия». Щелчок рубильника и… стаи ласточек, отдыхавшие на проводах, взмывают вверх над соснами. На весь пионерский лагерь звучит американский рок-н-ролл. Через засиженное мухами окно мы видим, как мальчишки и девчонки снующие туда-сюда вдруг останавливаются под сосной задрав вверх обгоревшие на солнце носы и начинают пританцовывать. Вместе с ними на отремонтированном усилителе весело пляшет изумрудный кошачий глаз. Через несколько минут буйной радости, дверь широко распахнулась и со словами: - «Меня же уволят» в радиоузел влетел Гулливер. Он молниеносно дернул ручку рубильника и запыхавшийся, опустился на стул. «Хорошо, что сегодня директора нет на месте» - произнес он тяжело дыша. Гулливер поставил на проигрыватель пластинку с пионерскими песнями, включил линию и колокольчик запел детским голосом: - «Эх, хорошо в стране Советской жить…». Отдышавшийся Гулливер промолвил: - «А вы я гляжу на самом деле мастера». И довольный добавил: - «Обещаю вам найти лопату. Да и вообще, если вам что-то понадобится, всегда обращайтесь, помогу» - поблагодарив нас за выполненную работу, пожал руки и два коротышки с Гулливером во главе отправились в столовую обедать. На следующий день нас вызвал к себе Карабас-Барабас. «Ну Винтик и Шпунтик, вы действительно, как я вижу мастера на все руки» - начал он. «С этого дня назначаю вас главными специалистами по радиоузлу. Можете приходить туда в любое время. Будете делать объявления и крутить музыку» - здесь директор заулыбался и загадочно добавил: - «Только с музыкой поаккуратнее. Вот вам от меня подарок» и Карабас-Барабас вытащил из-за шкафа небольшую, саперную лопату. После починки усилителя, жизнь в пионерском лагере переменилась. Цветочный город уже не подымал вой кота, а будил своими звонкими, пионерскими песнями, которые все знали наизусть серебристый колокольчик. Не надо было бегать и искать по всему лагерю какого-то Петю Иванова, достаточно было найти нас со Шпунтиком и мы подув в микрофон, как кондуктор в автобусе объявляли на весь лагерь: - «Петя Иванов, тебя ждет Коля Зайцев там то и там то». Правда, мастеров самих было тяжело найти на территории лагеря. Все ребята и девчонки нас зауважали и даже гордая, неприступная Мальвина стала смотреть другими глазами. Пришло время расчехлить металлоискатель. Весь цветочный город и даже нелюдимый Паганель направились на поиски клада. При каждом свисте прибора нас с Вовкой-Шпунтиком окружали друзья и вытянув шеи всматривались под лопату в надежде увидеть сокровища. Но лопата доставала из земли только ржавые гвозди, железки и фольгу от съеденных пионерами конфет и шоколадок. Урны в лагере конечно стояли, но трудно было ожидать от детей, что они побегут выкидывать фантики от конфет в урну. «Если бы не эти сладкоежки девчонки» - возмущался Тюбик. «Тогда конечно было бы другое дело. Тогда мы точно что-нибудь нашли» - добавлял Цветик. «Угу» - вставлял свое веское слово Паганель. Металлоискатель и лопата опять спрятались под кроватью, а мы с друзьями нисколько не переживая об этом продолжали носится, бегать и прыгать как обезьянки в цирке. Скучать в пионерском лагере было некогда. Вожатые устраивали соревнования среди ребят, водили в ближайший лес в походы, а по вечерам старенький киноаппарат, стрекоча крутил пионерам кино. Особенно всем нравились фильмы про индейцев. После таких фильмов мальчишки рисовали себе карандашами татуировки, втыкали в волосы найденные перья ворон и галок, становясь Чингачгуками, Виниту и Гойко Митичами - вождями краснокожих. Даже Паганель все реже ходил ловить насекомых, а неуклюже играл в волейбол и футбол. Только противный, затяжной, моросящий дождь ненадолго успокаивал лагерь. Чумазые «индейцы» разбегались по своим спальным корпусам и мы в своем цветочном городе резались в фантики на подоконнике, воевали кидаясь подушками, весело прыгая по пружинным кроватям, а перебесившись травили анекдоты и ржали как лошади. Бурная жизнь пионерского лагеря продолжалась, приближался родительский день. Карабас-Барабас перед ним объявил санитарный день. Всем отрядам выдали метла и устроили соревнования, кто быстрее уберет свою территорию, соберет больше всех жженых спичек тот первым пойдет в баню. Мушка, Кнопочка и другие девочки по очереди аккуратно махали метлой, а мужское население цветочного города рыскало в поисках горелых спичек, попутно собирая мусор в ведра. «Не-е. Так дело не пойдет» - возмущались Пьеро с Артамоном. «Где мы тут спичек насобираем» - поддержал их Пилюлькин. И только Паганель поправил свои роговые очки, отдал ведро Гуньке пробормотавши: - «Я скоро» куда-то исчез. Мы все подумали, что у него схватил живот, но прошло пять минут, десять, пятнадцать, а Паганеля все не было. Мы все начали беспокоится о нем, размышляя куда тот мог запропастится. Многие отряды уже сдавали найденные спички директору. И тут появился довольный Паганель с оттопыренными карманами. Умный Паганель успел смотаться в Екатериновку купив в магазине на десять копеек десять коробков спичек. Одной спички хватило зажечь все десять коробков и отряд цветочного города пошел сдавать «найденные» спички. Карабас-Барабас самолично подводил итоги конкурса, сидя за столом у флагштока, объявляя: - «Шестой отряд пятнадцать спичек. Восьмой отряд десять спичек». Паганель бодрым шагом подошел к столу и выудил из кармана горсть спичек. Потом еще горсть, потом еще и еще и еще. Горелые спички все прибывали и прибывали, а глаза директора все расширялись и расширялись. «Все» - наконец устало выдохнул Паганель. В баню все шли счастливые и Паганель-Эдик уже не казался таким нелюдимым как раньше.
И кто только придумал эти «родительские дни»? С раннего утра к вывеске «п.л. Ласточка» потянулись такси, легковые и грузовые машины, из них таща за собой огромные сумки, вылезали родственники пионеров. Особенно в этом деле преуспевали бабушки. И как только они умудрялись тащить на себе такие большущие неподъемные сумки? В сумках лежали домашние пирожки, свежая колбаса и гроза нашего металлоискателя алюминиевая фольга, скрывающая в себе килограммы конфет и шоколада. Всюду слышались возгласы: - «Ой! Вовочка, ты не похудел»? И хорошо упитанный Вовочка, жуя свежепривезенный пирожок, отвечал: - «Не-а. Нас тут хорошо кормят». Потом все шли на речку, расстилали привезенные с собой старенькие одеяла, а усевшись на них загорали, опустошая сумки с припасами. Берег реки становился похожим на городской пляж в жаркий летний день. О поисках клада, после наплыва такого количества гостей, мечтать не приходилось. Металлоискатель и саперная лопата так и лежали под железными кроватями. Жизнь в лагере после «родительского дня» потекла своим чередом. Гулливер все больше времени проводил с Оленькой, а мы все больше времени были предоставлены сами себе. Бегая на речку, познакомились с деревенскими ребятами удившими рыбу. Это были даже не деревенские, а обычные городские отправленные родителями на лето в деревню к бабушкам и дедушкам. Варили с ними на костре уху из колючих ершей, рассказывая при этом друг другу всевозможные истории, а иногда даже купались в тайне от вожатых. Сидя у костра, новые друзья рассказали, как в давние-давние времена в деревню приезжала царица Екатерина и за хороший прием, наградила своих подданных медными пятаками. С тех пор так и повелось, деревня стала величаться Екатериновкой. Правда деревня в те времена стояла в другом месте, а где и в каком, точно уже никто и не помнил. Мы с Вовкой живо представили себе царицу, едущую в золоченой карете с лакеями на запятках, раздающую большие, тяжелые медные пятаки кланяющимся в пояс бедным крестьянам. Вечером, весь цветочный город размышлял: - «Вот здорово найти ту старую деревню, где когда-то проехала царская карета с Екатериной». Но нашим планам сбыться не довелось. Утром к вывеске «п.л. Ласточка» подъехала зеленая, военная машина. Из нее выпрыгнул бравый офицер в фуражке с блестящей кокардой и направился в главный корпус. «А зачем к нам майор приехал?» - удивился Гунька. Его папа был офицер и Гунька хорошо разбирался в званиях. Вечером Гулливер объявил: - «Готовьтесь к военно-спортивной игре «Зарница». Подробности позже узнаете». И вечно занятый Гулливер убежал к своей Оленьке. Что это за игра и с чем ее едят, жители цветочного города понятия не имели. На утро лагерь стал похож на растревоженный улей. Всюду слышалось: - «Зарница, синие, зеленые, оружие, погоны». Пионеры повытаскивали из-под подушек весь свой арсенал, пистолеты, ружья, автоматы всех мастей и калибров. Стреляющие и ленточными пистонами и пробками привязанными к стволу на длинной веревочке и резиновыми присосками и просто брызгающие водой. Безоружным к коим относились старшие отряды, пришлось вооружаться самостоятельно, выпрашивая оружие в младших отрядах, которого у тех было предостаточно. Пока девочки рисовали погоны и клеили к ним красные пятиконечные звезды, мужская половина цветочного города побежала вооружаться. Мы с Вовкой недолго думая, подобрали сосновое полено и принялись мастерить из него пулемет. На щит пошла фанера от старой тумбочки, колеса с ручкой от тележки пришлось выпросить у друзей из деревни в довершение к пулемету мы приделали трещотку и выжгли через увеличительное стекло на фанере надпись «пулемет Максим». Чтобы никто не подумал, что это что-то другое. «Во здорово получилось» - говорил Шпунтик-Вовка. «Теперь нам никакие синие не страшны». Подготовка к Зарнице заняла несколько дней. В условленный срок, поднятый по тревоге пионерский лагерь, вооруженный до зубов с криво пришитыми синими и зелеными погонами выстроился у флагштока. Карабас-Барабас с бравым майором выдали командирам синих и зеленых по секретному пакету, ввысь взвилась красная сигнальная ракета, «зарница» началась. Командир зеленых, наш Гунька вскрыл конверт, покрутил туда-сюда выпавший из него лист бумаги: - «Кто в географии силен?» - пробормотал он. В конверте лежала карта местности с указанным маршрутом. Если бы не всезнайка Паганель, отряд зеленых наверное никогда бы не дошел до пункта назначения, а просто заблудился в лесу. Только благодаря Паганелю двигаясь по компасу и карте, собирая по пути спрятанные жетоны, зеленые наконец вышли на большущую поляну. Там, за столом уже сидел и Карабас-Барабас и бравый майор и старшие пионервожатые. В сторонке дымила армейская кухня разнося по округе вкусный запах солдатской каши. На щитах висели мишени. Носилки цвета хаки ждали легко и тяжелораненых. Огороженная флажками площадка с надписью «Мины» предупреждала об опасности. Солдаты с настоящими автоматами удобно расположились на поваленном дереве. Видно на запах каши из леса появились наши заклятые враги в синих погонах с оружием наперевес. На поляне развернулись основные боевые действия. Наступая друг другу на пятки, синие и зеленые ходили строем, выполняя команды майора: - «На ле-во, на пра-во», стреляли из воздушных ружей по мишеням, клацали затворами настоящих автоматов, собирая и вновь разбирая их. Под команды: – «Вспышка слева. Вспышка справа», падали в траву прикрывая голову руками от ядерного взрыва. Раненых, девочки уносили на носилках и доставая из сумок с красными крестами бинты, перевязывали в сторонке. Ядерный взрыв задел и меня. Мушка, Кнопочка, Ромашка уложили легкораненого на носилки, а Мальвина со словами: - «Не вертитесь раненый» аккуратно стала перевязывать «раненую» руку. От Мальвины так вкусно пахло в точности как от мамы, когда они с папой собирались в театр. Мне даже стало не по себе и легкораненый растянулся на носилках. На конкурсе оружия, стол перед Карабасом-Барабасом и майором завалили пластмассовыми игрушками всех мастей и калибров, но когда мы с Вовкой выкатили из кустов пулемет и лежа за ним начали крутить трещотку, тут и вожатые и Карабас-Барабас и даже бравый майор пригнули от неожиданности головы, боясь что сейчас засвистят настоящие пули. Сражение подходило к концу. Уже повар в военном галифе, черпаком помешивая кашу, боясь как бы та не пригорела, намекал судьям подводить итог. Синим и зеленым осталось только разминировать минное поле огороженное флажками. Вот где коротышки цветочного города ничуть не сомневались в победе. Пока синие, тыкая щупом, пытались обнаружить взрывоопасные мины в виде консервных банок из-под тушенки булькающую в котле, мы с Вовкой включили металлоискатель, настроили нулевые биения и осторожно ступили на минное поле. От зависти синие, чуть не свернули шеи. Металлоискатель засвистел и Вовка с победным видом воткнул лопату в землю. Металл заскрежетал по металлу и Вовка-Шпунтик натужно дергая вытащил из земли ржавый рогатый… ухват. Взрыв хохота вспугнул с ветки наблюдавшую за нами сороку. «Не дрейфь» - шепчу я Вовке. «Сейчас найдем. Мы им сейчас покажем. Они у нас посмеются». Металлоискатель вновь свистит, а из земли появляется обломок чугунка, потом еще какие-то непонятные железки. Уже и синие, и зеленые, и судьи все забыли о взрывоопасных минах. Нас окружили плотной толпой и с открытыми ртами ждут, что сейчас найдет металлоискатель. А он достает из земли вместе с закопанными консервными банками из-под тушенки все новые и новые предметы, указывающие на то, что здесь когда-то давным-давно жили люди. Прибор вновь радостно свистит, а из земли Вовка достает большой зеленый кругляшек. Шеи глазеющих пионеров вытянулись. «Что там? Что там? Что там нашли» - донеслось от позади стоящих. Вовка крутит в руках выкопанную из земли монету с большой курсивной буквой Е с двумя палочками и двуглавым орлом на оборотной стороне. «Пять копеек» - читает вслух. «Так вот где стояла старая деревня в которую заезжала царица Екатерина» - бормочем мы почти вместе. «Стойте ребята» - раздался голос директора. «Давайте пока больше не будем здесь ничего трогать. Я завтра позвоню в краеведческий музей и все узнаю». «Зарница» окончилась. Такой вкусной, солдатской каши ни синие ни зеленые еще в жизни не ели. Долго еще в пионерском лагере вспоминали «зарницу» с ее солдатской кашей, ржавый ухват и найденную монету подаренную царицей Екатериной своим подданным. В последний вечер, сидя у огромного пионерского костра, все отряды пели далеко не пионерские песни, обещая на следующий год вновь встретится на этом месте. А я с Мальвиной сидел чуть в сторонке, шептался и хохотал с ней точно как Гулливер с Оленькой. Утром у флагштока, пионеров в красных галстуках повязанных на бронзовые от загара шеи, провожал директор и весь персонал лагеря. Подойдя ко мне с Вовкой грозный директор, уже не похожий на Карабаса-Барабаса пожал нам руки. «Большое спасибо вам ребята за усилитель с кошачьим глазом, за пулемет Максим и за найденную Екатериновку. Приезжайте к нам». И подумав добавил: - «Таких замечательных ребят в нашем лагере еще не было». Гулливер с Оленькой проводили коротышек из цветочного города до колонны автобусов стоявших под вывеской «п.л. Ласточка», пожали всем руки, пионеры заняли места, моторы загудели и машины неторопливо тронулись в обратный путь. Сидя рядом с Мальвиной я еще не догадывался, что этот автобус доставит меня из волшебной страны под названием детство в совсем иную незнакомую страну под названием юность с ее песнями под гитару во дворе, брюками клеш и первыми свиданьями. Но это уже совсем другие истории.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Пт фев 24, 2017 6:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
Чтобы не было скучно в длинные праздничные дни, выложу еще одну историю. Тем более сюжет в ней связан с Днем Защитника Отечества. Посвящена она другу детства Вальке. В рассказе не даром упоминается 1969 год. Именно в далеком 1969 году был спаян мной первый детекторный приемник, а Валька помогал мне крутить антенну чтобы услышать хоть какую-то станцию. И так:


Памяти друга детства Вальки посвящается

ДРУГ МОЙ ВАЛЬКА

Эта история произошла летом уже далекого 1969 года. Годы отодвигают ее все дальше и дальше, но время не властно вычеркнуть ее из памяти.
Давно окончилась война, унесшая миллионы жизней. Оплыли, поросли мелким кустарником окопы. Все реже звучали рассказы о прошедших боях. Только обелиск на краю деревни напоминал о них. Гранитные плиты с нескончаемым списком фамилий окружали монумент. Нам, послевоенным мальчишкам, всегда хотелось быть похожим на героя-воина преклонившего колено над братской могилой. Как много таких деревень на Руси.
В одну из них был отправлен на летние каникулы и я. Чистый воздух, мелкая речушка с пескарями, а главное - вольность. Что еще надо в юные годы? Деревня летом наполнялась детским шумом и гамом. Казаки-разбойники, двенадцать палочек, лапта. Названия многих игр с годами под забылось. Мы с Валькой, парнишкой из соседнего дома были не разлей вода. Охота на пескарей, набеги на соседские огороды и колхозные поля, потасовки с ровесниками, везде и всегда мы были вместе. Благо наши бабки, вечно трудящиеся то в поле, то на ферме не очень нас опекали. В тот год нас с Валькой прозвали - “связисты”. Из двух срезанных в городе телефонных трубок и батарейки мы смастерили телефон. Моток провода и два “связиста” корректируют огонь артиллерии и минометов. Артиллеристы, такая же как и мы свора лоботрясов, бомбят друг друга подгнившими яблоками и сливами, конфискованными в местных огородах. У каждого за поясом выпиленный из доски пистолет, который под возгласы
- “Пах, пах. Убил”
вступает в бой. Запасы снарядов не бесконечны. Перемирие. Вот уже по полю скачет видавший виды кожаный мяч, заштопанный дратвой с вылезающей из швов камерой с твердой как орех шнуровкой. Два битых кирпича заменяют ворота. Ярые вояки делятся на команды. Команда “Сито” и команда “Решето”. Начинается любимая игра мальчишек – футбол. Радости от забитых голов нет предела. Но вот и мяч заброшен. Толпа разновозрастных пацанов бежит играть в прятки. Искать спрятавшегося в деревне, что искать иголку в стогу сена. Каждый кустик, каждый сарай все служит укрытием. Синяки, ссадины, “шишки” неизменные спутники нашего лета. Как футбольный мяч катится лето 1969 года. Толстый ломоть белого хлеба, жирно намазанный маслом, посыпанный сладким песочком, а иногда и солью, заменяет обед. Парное молоко с печеной в костре картошкой ужин. Катится наше лето.
Однажды, данное маме слово писать регулярно письма занесло нас с Валькой на почту. В синенький покосившийся домик с печной трубой из красного кирпича и криво прибитым ящиком с надписью - “Для писем”.
“А-аа. Связисты пожаловали”-
обрадовано пропела почтальонша. Видно было не часто к ней заходят дети. Свои уже выросли, переехали в город и ей очень хотелось поболтать с нами в послеобеденный час. Нас с Валькой такой разворот событий явно не устраивал. Намечалось новое сражение. Помощь “связистов” в нем была просто необходима. Приклеив купленную марку к конверту, попятившись к двери, два хулигана попытались улизнуть.
“А я вам интересный журнал покажу” –
опять пропела почтальонша. Отступление было остановлено. На прилавок выплыл не толстый журнал. Внизу красовалась надпись - “РАДИО”. За разговорами, мы пролистали журнал с начала до конца. Затем с конца до начала, а после открывали первые попавшие страницы. Замысловатые чертежи с иероглифами и надписями - L1, С4, R7 околдовали нас. Но больше всего потрясла надпись - “Самодельный металлоискатель”.
“Вот нам бы такой” –
прошептал Валька. Мир не без добрых людей. За хорошее поведение журнал был подарен “связистам”. Прощай футбол, игра в войну и прятки. Металлоискатель будоражил воображение. В мыслях мы представляли зависть мальчишек, когда “связисты” выйдут с ним на поле боя. Только хотеть не значит иметь.
“Где взять знания”? –
Спрашивал я Вальку.
“А где взять радиодетали”? –
Вопрошал он. Ни того ни другого у нас не было. Было только огромное желание. Спросить так же было не у кого. Мужское население выбитое войной едва поспевало с колхозной работой, а более молодые, перебравшись в город, навсегда покидали родные края.
“Плохи наши дела. Только книги помогут раскрыть тайну иероглифов. Надо ехать в райцентр”-
предложил Валька. Решено. При первой возможности едем в книжный магазин. Через пару нескончаемых дней под надзором бабки Авдотьи в кузове трясущегося, пытавшегося развалится на ухабах старенького “газона” с тремя рублями в кармане, нас доставили в райцентр. Цель поездки Авдотьи в райцентр был конечно не книжный магазин, а колхозный рынок. На нем она бойко торговала привезенною с собой зеленью с огорода. Шаг в сторону от Авдотьи приравнивался к побегу с вытекающими отсюда последствиями. Долго тянется базарный день. Медленно движется по небосводу жаркое солнце. Только всему есть конец. Уставшая бабка бубня себе под нос: “Навязали вас на мою голову”, прихрамывая, ведет нас в книжный магазин. Никогда больше я не испытывал такого желания попасть в магазин, как в тот день. Произошло чудо. На витрине стояла книга похожая на учебник по математике. “Радио Начинающим” - было выведено белыми буквами на корешке и на обложке. Как добирались до дома, не помню. Держа книгу в четырех руках, листая страницы, мы с Валькой впились в нее взглядом. Начало было положено. Прелесть таких книг в том, что читать их можно с любой страницы. Разбираясь в непонятных поначалу схемах, прыгая от главы к главе, результат не заставил себя долго ждать. Прошло несколько дней и непонятные иероглифы превратились в катушки индуктивности, резисторы, конденсаторы и хитроумные транзисторы. Пора было переходить к практике. Радиодетали. Просто так радиодетали не купишь. Не существовало таких магазинов. Из чулана, под жалостливые взгляды бабушки, мы с Валькой вытащили “чудо” Советской радиотехники. Первый массовый телевизор, марки КВН. Ушло то время когда в небольшой комнатке ему отводилось самое почетное место. На просмотр телепередач собиралось наверное пол деревни. Огромный фанерный ящик, отлакированный под красное дерево с экраном ненамного больше спичечного коробка, включался не сразу. Сначала из ящика доносилось пощелкивание, позвякивание, потрескивание от прогревающихся радиоламп. Затем осипший голос Анны Шиловой начинал рассказ о событиях в мире. И только потом проявлялось грязно-серое изображение. Перед экраном стоял огромный аквариум в форме линзы из оргстекла. В аквариум заливалась дистиллированная вода добытая при помощи самогонного аппарата. Линза с водой зрительно увеличивала изображение, только уже трудно было понять, кто это выступает. Может мужчина, а может и наоборот. Через час работы чудо ящик уставал. Изображение начинало строить гримасы, звук еще более сипел. Ящик требовал отдыха. Ни разу в жизни я недосмотрел по КВНу кинофильм, шедший без рекламы от начала до конца. Изображение сужалось, превращалось в узкую полоску, а затем и вовсе в яркую точку. Удары по полированному красному дереву ненадолго продляли жизнь персонажей. Но КВН умирал, судорожно хрипя и щелкая. Вот этот шедевр и был отдан нам с Валькой на растерзание. Стоваттный паяльник с толстым куском припоя взят взаймы на машинно-тракторной станции. Кусок высохшей сосновой смолы заменил канифоль. Наступил незабываемый миг, внутренности телевизора открылись перед нами. Кенотроны, триоды, пентоды покрытые пылью стояли рядами. Зеленые резисторы и разноцветные конденсаторы уцепились за их ножки. Электроннолучевая труба гранатой торчала посредине ящика. Радиодетали. Как из них появлялась Анна Шилова, я еще не представлял. Металлоискатель. Вот, что было нашей с Валькой целью. Клещи для гвоздей вгрызаются в это великолепие. Стараясь не сломать ни детали, мы крушим КВН. Телевизор был сделан на века. Выводы деталей не спаяны, а сварены точечной сваркой.
“Ломать, не строить” –
приговаривал Валька, аккуратно откусывая очередной резистор. Вот уже телевизор разложен по цветным коробочкам и баночкам, заполнивши всю нашу комнату. Только голое шасси КВНа ощетинившись зазубринами, смотрит на нас дырами от радиоламп. Все. Можно паять. И тут до нас доходит: в КВНе нет главных деталей для металлоискателя. Нет транзисторов. Шило в мешке не утаить. Вся деревня знала - “связисты”, что-то мастерят. Кто и каким образом достал нам дефицитные транзисторы, я не знаю. Но детали, похожие на черную мужскую шляпу с тремя ногами, появились в наших коробочках. Кусок фанеры выпилен для платы. Лыжная бамбуковая палка приготовлена для штанги. Действие начиналось. Комната превратилась в место колдовства. Паяльник с дымом расплавлял сосновую смолу и погружался в припой. Как ладан дымит в церкви, так и паяльник дымил и расточал запахи. Комната стала похожа на келью с двумя склонившимися над столом чернокнижниками. Кусок фанеры неторопливо обрастал радиодеталями. Провод от трансформатора пошел на измерительную катушку. Обмотанная черной тряпочной изоляцией, катушка надежно прикреплена к лыжной палке. Наушник от срезанной телефонной трубки припаян к плате. Две плоские батарейки КБСЛ готовы подать питание. Первая в жизни собранная схема. Сколько их будет потом. Простых и сложных, нужных и не очень, но никогда не знаешь что произойдет после щелчка тумблера. Как перед стартом ракеты мы с Валькой десять раз проверили все соединения и правильность схемы. Пора. Щелчок тумблера и… из наушника доносятся писки, скрипы, завывания.
“Ура!!!” –
кричим мы.
“Что-то работает”.
Уже тогда стало понятно, собрать схему не сложно. Гораздо сложней ее настроить. Грамотно написанная в журнале статья и незаменимая книга сделали свое дело. Мы добились своего. Металлоискатель заработал. Вот они… нулевые биения. А вот и свист при приближение консервной банки с вкусной надписью - “Килька в томатном соусе”. Победа!!!
Что было при нашем первом выходе из дома словами не передать. Толпа пацанов ходила за нами с Валькой по пятам. Всем хотелось подержать волшебную палку в руках. К ней подносили все, чугунные сковородки и ржавые замки, алюминиевые кастрюли и молочные бидоны. Прибор исправно пищал, “чуя” металл около катушки. Трогать прибор не разрешалось никому. Сделав что-то своими руками, по-настоящему понимаешь цену труда. Что там детский велосипед, подаренный на день рождения. Его можно крушить и ломать сколько угодно. Его можно дать погонять по двору друзьям. На него можно взгромоздится вдвоем, а то и втроем. Но сделанный своими руками металлоискатель это что-то другое. То, чего нет ни у кого. Это была не игрушка, это была техника. Мы с Валькой сразу повзрослели на несколько лет. Вдобавок ко всему, когда взрослые узнали о нашей конструкции, со всей деревни нам потащили неисправные приемники, патефоны и даже утюги. Комната превратилась в настоящее скопище неисправных приборов. Эх. Вернуться бы в нее сейчас. В ней были музейные вещи. Каникулы подходили к концу. Мы разрывались между неисправной техникой и прогулками с металлоискателем. Что мы с друзьями только не откапывали. Железки от тракторов и сеялок, непонятные обрезки металла, куски труб и толстой проволоки. Деревня, вернее сказать ее лоботрясы, повально увлеклась металлопоиском. Подсевшие батарейки для продления жизни отваривались в соленой воде. Прибор свистел целыми днями. Наличие такого количества металла в земле мы не могли себе представить раньше. Но доставание из земли ржавых железок не может долго интересовать детей. Наиболее нетерпеливые опять гоняли в футбол.
“А вы сходите-ка со своим прибором вот на тот холм. Там раньше храм стоял. Вдруг там клад спрятан” –
посоветовала нам бабушка, улыбаясь украдкой. Идея найти клад нам с Валькой раньше и в голову почему-то не приходила. И два “связиста” с лопатой и лыжной палкой не привлекая внимания, огородами пробираются на указанный холм. Азарт будоражит воображение. А вдруг бабушка права? А вдруг горшок с золотыми и серебряными монетами ждет нас? На меньшее мы были просто не согласны. Щелчок тумблера, настройка нулевых биений и два “связиста” ищут клад. Металла на холме оказалось намного меньше, чем у машинно-тракторной станции. Не попадались “запчасти” тракторов и сеялок. Только несколько раз мы наткнулись на толстые обломки рваного металла.
“Кто его так порвал?”-
переговаривались мы с Валькой. Какое-то тревожное чувство овладевало нами. Вдобавок ко всему надвигалась гроза. Поднимался ветер. Черная туча медленно ползла от горизонта в нашу сторону, пугающе грохоча дальними раскатами грома. Уходить с пустыми руками не хотелось. А вдруг горшок с драгоценностями совсем рядом. Металлоискатель заискивающе свистит, предлагая покопать еще. Лопата ударяется во что-то похожее на перевернутый чугунок. Царапая металл, скользит по нему в сторону.
“Давай быстрей Валька, а то до дома не успеем добежать”.
Валька торопится. Окапывает полукруглый шар.
“Каска”-
радостно кричит и поднимает ее над землей. Что было потом не забудется никогда. Из земли на нас смотрел… человек. Вернее то, что от него осталось. Так близко лицо смерти мы не видели никогда. Неизвестный русский воин лежал перед нами. Он принял неравный бой и сраженный вражеской пулей или осколком навечно остался на этом безымянном холме. Со всех ног неслись мы с Валькой в деревню с рассказом о страшной находке. А после в деревню приехала милиция и солдаты. Останки бойца подняли и осенью с воинскими почестями перезахоронили в братской могиле на краю деревни. Еще одна надпись - “Неизвестный солдат” пополнила нескончаемый список на гранитной плите. На траурном митинге присутствовала вся деревня и конечно мы с Валькой. Я и теперь заезжаю в ту деревню. Скорбный воин все так же стоит преклонив колено над гранитными плитами, охраняя вечный покой погибших в бою друзей.
Низкий поклон Вам герои Великой Отечественной войны, чьи имена выбиты на гранитных плитах. Спасибо и тебе лето 1969 года за то, что ты подарило мне будущую профессию и увлечение.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Сб фев 25, 2017 8:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
И так, для тех кому я еще не надоел со своей трепотней в длинные праздничные дни. Выложу еще одну историю, поскольку она соответствует теме 23 февраля. Герои в ней не имеют отношения к радиолюбительству, а как и все предыдущие мои истории имеют отношение к кладоискательству. Кстати по выложенной ссылке (кто по ссылке заходил) вы ее не найдете. Всем кто прочитает данную историю не грех будет вспомнить и помянуть своих предков ушедших и не вернувшихся с войны. Маленько остановиться и подумать в какое время они жили и что выпало на их долю. И так...

Деревушка моя деревушка
Покосившися избы стоят
У реки на пригорке церквушка
В ней лампады давно не горят
Купола обветшали, прогнили
Омывают дожди лик святой
Наших дедов в церквушке крестили
Что убиты суровой войной.
Их могилы далеко-далеко
Не несут к их могилам цветов
И лежат они в них одиноко
Не имея посмертных крестов.
Сколько ныне героев забытых
В деревушку с войны не пришло?
Чужеродною пулей убитых
В безымянных могилах легло?
Оттого видно избы косые
Куполов над церквушкою нет
Ведь погибли деды молодые
Не вернувшись с войны в тридцать лет.

ТАЙНА СТАРОГО ДУБА.

Война не добралась до этой некогда большой деревни. Она не дошла совсем немного. Уже далекой грозой доносились звуки канонады, озаряя ночной горизонт заревом пожаров. Уже враг, предчувствуя победу, трубил победные марши. Но он точно уткнулся в непробиваемую стену в непроходимые леса в топкие болота в вечно раскисшие русские дороги и сломленный Красной Армией пополз восвояси, оставляя после себя кровавый след, разруху и опустошение. Как память о своих не вернувшихся героях на избах в деревне появились красные пятиконечные звезды. Лишенная целого поколения молодых работящих мужиков деревня пережившая войну была обречена. Она долго сопротивлялась гибели вынося все невзгоды на женских руках. И вот уже заколочена одна изба, перевезена на новое место другая в огне пожара сгинула третья. Егор Жуков, молодой человек тридцати двух лет от роду, еще помнил, как давным-давно с отцом на тарахтящем «запорожце» заезжал в эту умирающую деревню. Пока отец покупал на краю деревни у старушки со сморщенными потрескавшимися ладонями яблоки, маленький Егорка высунувшись в окно разглядывал выгоревшую от времени пятиконечную звезду размышляя: «Для чего она прибита над крыльцом?» сильно удивляясь, когда старушка неловко брала в сморщенную ладонь мелочь, кланялась приговаривая при этом: «Ну что ты милок. Зачем так много?». А после, стоя на коленках на заднем сиденье тарахтящего «запорожца», Егорка жевал белый налив провожая взглядом старенькую бабушку и вместе с нею исчезавшие в клубах поднимающейся пыли заколоченные опустевшие избы с пятиконечными звездами. Толи детские воспоминания, толи увлечение стариной и приборным поиском, а скорее всего и то и другое, позвало повзрослевшего Егорку в умершую деревню. От большака до деревни надо было проехать по лесной дороге всего-то километра два или три, но рухнувший через ручей деревянный мостик преградил дорогу. Егор загнал машину под одинокую высокую березу, нацепил на плечи рюкзачок с провиантом и прибором, достал из багажника небольшой фискарь и отправился пешком, насвистывая незатейливую мелодию. Впрочем, дороги как таковой за рухнувшим мостиком практически не существовало, угадывалось только направление, которое охраняли вековые ели. Вековые ели вывели редкого гостя на поле за которым виднелась заброшенная деревня. Опустевшая деревня встретила повзрослевшего Егора заросшими бурьяном огородами. Среди высокой крапивы и кустарника виднелись корявые яблони с неубранным урожаем. Покосившиеся столбы со следами обрезанных проводов, торчали вдоль бывшей улицы. Точно невидимый великан прошелся по избам. Сгнившие, проломленные крыши лежали внутри серых изб наводя на Егора тоску и уныние. Вдобавок, жирная ворона усевшись верхом на столб, косясь на нежданного гостя прокаркала во все горло, дав понять кто здесь хозяин. Лишь несколько изб стойко сопротивлялись безжалостному времени. Некогда добротно сделанные крыши еще спасали их от снега, дождя, непогоды, да и они, наклоняясь на один бок, врастали в землю все больше и больше. Егор миновал сгнивший полузасыпанный колодец выбирая место для предстоящего поиска и уже начал расчехлять прибор как первые крупные капли дождя переменили его планы. «Тьфу ты. Накаркала все-таки» - Егор вспомнил жирную ворону, которой и след простыл. Между тем теплый летний дождь усиливался, предвещая перерасти в настоящую грозу. Промокнуть насквозь в планы Егора не входило и он размахивая фискарем, рубя высоченную крапиву, поспешил укрыться на крыльце врастающей в землю избы. Стоило только ступить на крыльцо, как дождь перерос в ливень, забарабанил по ветхому навесу потоками воды скатываясь на землю. Егор оперся спиной на дверь стараясь подальше укрыться от грязных брызг, неожиданно дверь распахнулась. Чуть не свалившись со всего маха, пятясь назад и спотыкаясь, сам того не ожидая он очутился внутри избы. Едва устояв на ногах, Егор рассмеялся над шуткой которую выкинула открывшаяся дверь, радуясь что все обошлось. В сенях было тепло и сухо. Лишь где-то сквозь протекающую крышу капала вода, метрономом отсчитывая секунды - кап, кап, кап. Егор огляделся, подпер фискарем болтающуюся дверь, скинул рюкзак. Небольшое окошко наполовину затянутое паутиной с парой высохших мух, едва освещало сени. Под окошком приютился невысокий стол на который когда-то ставились ведра с колодезной водой. Мутное зеркало в грубой деревянной оправе сиротливо висело на ржавом гвозде. Приставная лестница со сломанной ступенькой уткнувшись в рубленую стену вела на чердак. «Вот и все что осталось от прежних хозяев» - подумалось Егору. Если бы не открытая дверь подшутившая над ним, то он наверняка не разглядел бы в полумраке две плетеных картофельных корзины стоящих под столом. Одна была наполнена каким-то мусором, другая старыми газетами и журналами. Дождь между тем продолжался, временами сотрясая округу дальними громовыми раскатами. Егор расстелил газету на пыльном столе и усевшись на «Сельскую Жизнь» поставил рядом с собой корзину, собираясь переждать грозу за просмотром старых газет и журналов. Пролистав несколько журналов и не найдя в них ничего интересного он с удивлением обнаружил на дне корзины перевязанную тесьмой картонную коробку из-под обуви с крупной надписью наискосок - «Скороход». «Неужто там сапоги-скороходы?» - улыбнулся Егор, силясь угадать, что находится внутри. Он не торопясь потянул концы тесьмы, узел зашевелился, поддался и растаял. Из коробки вместо сапог-скороходов на Егора смотрел, держа на плече зеленую елочку, улыбающийся… Дед Мороз. «С Новым Годом» - Егор прочитал надпись на поздравительной открытке. «Вот те на. За окном август, дождь как из ведра, а меня с новым годом поздравляют» - Егор, усмехаясь достал следующую открытку. Огромная цифра восемь, переплетенная цветочками, поздравляла его с восьмым марта. Это еще больше развеселило Егора. Он одну за другой доставал красочные поздравительные открытки, поздравляя себя то с Первым Мая, то с Октябрьской Революцией, то опять с Новым Годом, складывая их стопочкой на столе как детскую пирамидку. Гроза за распахнутой дверью меж тем продолжалась. Черная туча нависла над деревней. Она казалось не собиралась плыть дальше выливаясь дождем, сверкая вспышками молний, пугая Егора громовыми раскатами. Пирамидка успела вырасти всего на несколько сантиметров когда поздравительные открытки закончились, обнажив перед взором Егора пожелтевшие бумажные треугольнички с черными почтовыми штемпелями, аккуратно сложенные друг за другом. Егор достал первое письмо. «Колхоз «Большевик», деревня Заручье, Аксеновой Варваре Трофимовне» - было выведено химическим карандашом на пожелтевшем помятом треугольничке. Егор не торопясь развернул хитро сложенный бумажный листок. «Здравствуй, любимая моя Варенька» - прочитал он первую строку. Подчерк был неразборчив, буквы дрожали. Было видно, что письмо писалось не за письменным столом. «Вот и окончился наш с тобой медовый месяц не успев начаться. Проклятая война разлучила нас. Враг топчет нашу землю. Ты даже представить не можешь, какая лавина народа поднялась на борьбу с врагом. Скоро, очень скоро все переменится и фашисты побегут восвояси, а я вернусь к тебе моя любимая Варенька. Рядом со мной сидят Николай и Иван, что Матрены Лыковой сыновья. Мы вместе призывались и вместе будем воевать». Строчка неожиданно оборвалась. «Более написать ничего не успеваю. Опять объявили построение. Целую тебя моя любимая Варенька. До скорой встречи. Твой Егор. 15 июля 1941 г.» - Егор вздрогнул, прочитав дату и имя автора письма. Он вспомнил своего прадеда Егора, который пропал без вести в далеком сорок первом году, могилу которого всю свою жизнь пытались отыскать родственники. В честь кого и он носил свое имя. Егор с трудом сложил по старым сгибам письмо и развернул второй треугольничек. «Вот наконец выпала свободная минутка и я глядя на твою фотографию будто разговариваю с тобой, моя любимая Варенька. Ты наверняка не узнала бы меня, увидев в строю одинаково одетых, наголо бритых с винтовками на плечах таких же как я красноармейцев. Мы стоим плечо к плечу. Пришло наше время. Еще вчера я думал, что могучая Красная Армия справится без нашей помощи, но враг силен и коварен, завтра мы отправляемся на фронт громить врага. Только мы не боимся великой битвы. Каждый из нас готов погибнуть ради счастья своей страны, своей Родины, ради тебя моя любимая Варенька». Егор читал и читал мелкий местами плохо разборчивый подчерк. Он точно читал письма своего прадеда из далекого 1941 года. Егор развернул следующий пожелтевший треугольничек. Он сразу обратил внимание что некоторые слова и буквы будто расплывались, точно на них попали капли дождя. «Пока я ходил за водой в наш состав попала бомба» - Егор едва разбирал расплывавшиеся буквы. «Николай погиб сразу. Маленький кусочек железа попал ему прямо в сердце. А Иван умирал долго. Молоденькая медсестра ничем не могла ему помочь. Он умер под утро у меня на руках. Передай Варенька, Лыковой Матрене, что ее сыновья погибли как герои. Теперь я должен сражаться за троих, нет за десятерых погибших как они». Егор уже не слышал ни ливня барабанящего по протекающей крыше ни порывов ветра ни раскатов грома. Он словно сам стал тем самым красноармейцем Егором, который с винтовкой в руке защищал Родину. Август, сентябрь, октябрь мелькали даты на пожелтевшей бумаге. «Сегодня я убил первого немца» - читал Егор очередное письмо с войны. «Он упал навзничь и больше не шелохнулся. Когда мы пошли в атаку я мельком видел его побледневшее лицо. Почти мальчишка. Зачем он пришел на нашу землю? Чтобы найти погибель?» Ноябрь, декабрь, январь. Егор, читая письма с фронта то вгрызался в мерзлую землю копая окоп, то подымался в атаку, то принимая бой целился в ненавистные серые шинели с каждым письмом продвигаясь вглубь войны. Временами война ненадолго затихала, уступая место небольшой передышке, но видно затихала только для того, чтобы разгореться с новой силой забирая с собой все новые и новые жизни друзей, однополчан, командиров не щадя ни стариков ни женщин ни детей. Февраль, март, апрель, май, июнь. Егор развернул очередное письмо. «Твоя фотография хранит меня, любимая Варенька. Она точно талисман оберегает мое сердце. Вот и после недавнего боя на мне ни царапинки. Кажется уже вечность разделяет нас. Так много событий произошло за это время. Мы уже не те безусые красноармейцы с винтовками наперевес, мы опытные бойцы Красной Армии, которые научились бить врага…» Июль, август. Егор аккуратно складывал прочитанные пожелтевшие треугольнички рядом с поздравительными открытками и доставал следующее письмо с войны.
«Привет с фронта, моя любимая Варенька. Я опять на передовой. Пишу это письмо находясь в заброшенном господском доме. За толстенными кирпичными стенами. Перед нами вдали N-ская деревня. Точно такая, как и наша, точно такая, как и тысячи других. Только сейчас в ней еще сидит враг и смотрит в нашу сторону через прицел автомата. Не долго ему осталось жить на белом свете. Час, два, три и эта деревня опять станет нашей. Чего только я не повидал на войне. Вот какой забавный случай со мной приключился. Не далее как сегодня, устраивая огневую точку на чердаке господского дома, нашел я маленькую искусно сделанную табакерку. Она была спрятана возле слухового окна. Еще больше я удивился, когда открыл ее. Внутри табакерки лежал маленький ключик и послание на обрывке бумажного листа. Некто неизвестный, обращается в послании к Илье:
«Милый Илья. Ввиду надвигающихся событий, находиться здесь более не могу. То, что принадлежит тебе я спрятал у старого дуба. В трех саженях в сторону нашего дома. Надеюсь на скорую встречу».
От неожиданно изменившегося текста письма Егор заерзал на «Сельской Жизни» и с нескрываемым интересом продолжил читать письмо с фронта, жалея что автор не имел права указать название деревни.
«Тебе моя любимая, наверняка хочется узнать, что спрятано возле старого дуба. К сожалению, открытая местность простреливается и враг не дремлет…» - Егор от волнения шевеля губами, дочитал письмо до конца, произнеся вслух дату письма: «23 сентября 1942 года» отложил его и достал следующее в надежде узнать тайну старого дуба.
«Извещение» - было напечатано крупными буквами на пожелтевшем от времени листке. Точно пуля попала в Егора. Он вздрогнул, поняв что означало слово извещение на казенной типографской бумаге.
«Ваш муж, красноармеец Аксенов Егор Петрович, уроженец деревни Заручье в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 23 сентября 1942 года возле д. Карпово Калининской области. Похоронен там же в братской могиле». Егор вновь и вновь перечитывал извещение, представляя себе то горе, которое оно принесло в этот дом. Неожиданно луч солнца пробившись из-за уползавшей тучи осветил сложенные пирамидкой праздничные открытки и письма с фронта, скользнул по ним наполнив сени ярким светом. Гроза прошла. Лишь где-то сквозь протекающую крышу все еще капала вода, метрономом отсчитывая секунды - кап, кап, кап… Егор сложил письма и открытки в коробку с крупной надписью Скороход, перевязал ее тесьмой и убрав в свой рюкзачек вышел на крыльцо. Только теперь он заметил выгоревшею на солнце фанерную пятиконечную звезду, прибитую над крыльцом. Егор вспомнил ту старенькую бабушку со сморщенными ладонями исчезающую в клубах пыли, вспомнил тот сладкий вкус ее яблок. Егор поклонился, отдав дань жившим здесь хозяевам, закрыл за собой дверь и отправился вдоль деревни к ближайшему полю, унося с собой письма с войны. Он уже знал куда отправится на поиски в следующий раз, чтобы всё-таки постараться узнать тайну старого дуба.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Сб фев 25, 2017 9:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вс окт 09, 2011 12:19 am
Сообщения: 582
Откуда: Тверь
Спасибо.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Сб фев 25, 2017 11:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт янв 07, 2014 7:40 pm
Сообщения: 121
Спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рассказы
СообщениеДобавлено: Вс фев 26, 2017 1:39 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт окт 28, 2014 10:22 pm
Сообщения: 72
Спасибо всем кто читает мою трепотню. Чтобы не загружать вас рассказами, которые еще не закончились, предложу вашему вниманию одну басенку. Все мы знаем что разные сообщества типа - туристы, мотоциклисты, аферисты и конечно радиолюбители временами устраивают слет на природе. Чем слет обычно заканчивается все вы знаете. Я и сам как-то принимал участие в Валдайском слете радиолюбителей. Вот и родилась такая басенка. И так...

КАК МЕДВЕДЬ КЛАД
ИСКАЛ.

Как-то раз один медведь
Захотел разбогатеть,
Клад найти иль кошелек.
В летний солнечный денек
Позвал волка и лису.
Собрались друзья в лесу
Стали думать: «Как им быть?
Где лопату раздобыть?
Где мешок взять для монет» -
У зверей карманов нет.
- «Где сломать лозовый прут»?
Говорят, коли не врут,
Что лозой отыщешь клад
Без особенных затрат.
Обсуждали не спешили,
Долго спорили, решили -
Волк пускай мешок найдет,
Прут, лисица принесет.
А лопату, чтоб копать,
Обещал медведь достать.
И в ближайший выходной
В семь утра к сосне кривой,
Чтобы клад скорей найти
Всем велел медведь прийти.
Вот в назначенное время
Собралось лесное племя.
Волк с картофельным мешком,
Патрикеевна с прутОм,
А с совковою лопатой
Пришел миша косолапый.
Чтоб отметить это дело,
Чтоб в душе повеселело,
Серый волк принес… чекушку
К ней засохшую ватрушку.
По чуть-чуть друзья приняли
И ватрушкой зажевали.
Посидели под сосной
И…. приняли по второй.
Клад искать не торопились.
Под сосной расположились,
Разговоры начались.
Звери малость завелись.
Дабы дружба крепче стала
Им чекушки было мало
Захотелось всем добавить
За второй гонца отправить.
И пол-литра чтоб достать
Серый волк решил слетать
В супермаркет на опушке.
Торговали в нем кукушки.
У кукушек взяв “лесной”
К ней колбаски отварной,
Серый волк к сосне вернулся
На тропинке спотыкнулся,
Еле-еле устоял.
Волчий хвост трубой поднял
По сто грамм друзьям налил
И колбаской угостил.
Сам конечно выпил тоже
Без друзей ведь пить негоже.
Вновь друзья поговорили.
На троих еще налили
В верной дружбе поклялись.
Звери в общем, напились.
Миша тут пошел плясать.
Начал лапами махать,
То коленце отобьет
То вприсядочку пойдет.
С ним и рыжая лиса
Вытворяла чудеса.
Так своим хвостом крутила,
Чуть “лесную” не разбила.
Чтоб медведь сильнее топал,
Волк в ладоши звонко хлопал,
Распевая во весь рот:
«Как у наших у ворот»!!!
Под корявою сосной
Пир вовсю пошел, горой.
Шум, веселье, лисий смех.
Волк еще разлил на всех.
Миша так раздухарился,
Чуть в канаву не свалился.
Очень он переживал…
Что гармонь с собой не взял.
Волк опять летал к кукушке
В супермаркет на опушке.
На троих принес “дубовой”
К ней, селедочки “особой”.
Снова звери пили, ели.
Громко хором песни пели.
Танцевали, веселились,
Наконец угомонились.
Волк с красавицей лисой
Завалился под сосной.
Рядом с ними и медведь
Начал на весь лес храпеть.
На сосну мешок заброшен,
Прут лисой в канаву брошен,
Под малиновым кустом,
Спит лопата с черенком.
Клад друзья не отыскали!
Плохо видимо искали.
---------------
Мораль понятна здесь без слов
Сказал бы дедушка Крылов
Не редко так и у людей.
Мы, повстречав своих друзей
Грешны бываем и порой
Идем с лопатами домой
Не отыскав монет в полях,
Как говорится – «На бровях».

Всех с прошедшим праздником и с заканчивающимися длинными выходными. Много не злоупотребляйте.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB